Психоанализ в вопросах и ответах

Лес
Оглавление:
Психоанализ вышел из гипноза и стал, в конечном итоге, его противоположностью. Зигмунд Фрейд, венский невролог, работал вместе со своим коллегой Йозефом Брейером, оба они использовали гипноз для облегчения страдания своих невротических пациенток. Брейер был основателем катартического метода, суть которого заключалась в том, что воспоминание в гипнозе травматического события, отреагирование связанных с ним эмоций приводит к освобождению от невротических симптомов. Фрейд также использовал этот метод. Однако эффективность его была невелика, симптомы появлялись снова. Оба врача заметили, что гипнотический транс не является необходимой составляющей лечения, достаточно того, что пациенты припоминают и рассказывают об этих событиях. Так родился метод свободных ассоциаций, ставший основным инструментом в психоанализе. Таким образом, от гипноза отказались, сохранив внешний атрибут: положение пациента на диване, которое обеспечивало психическую регрессию. Врач же сидел сзади, пациент не видел врача и мог погрузиться в свои переживания, воспоминания. Довольно скоро обнаружилось осложнение, которое ставило под удар всю технику: факт, что пациентки начинали испытывать к своему врачу сильные чувства. Брейер, по-видимому, был довольно сильно этим напуган, смущен и забросил свои исследования, а Фрейд продолжил работу и с этими чувствами. Он понял, что этот феномен, который он назвал переносом, является движущей силой терапевтического эффекта. Оказалось, что пациенты начинают чувствовать в аналитической ситуации, по отношению к врачу то, что они уже чувствовали раньше по отношению к значимым фигурам своего прошлого. Таким образом, переживание этих чувств здесь-и-сейчас, живое и сильное, давало возможность их осознавать и менять, выходить из-под власти прошлого.
Согласно представлениям основателя психоанализа, Зигмунда Фрейда, психоанализ – это метод исследования, опирающийся на выявление бессознательных представлений, желаний, конфликтов на основе анализа свободных ассоциаций, сновидений, бессознательных действий. Это также основанный на этом исследовании психотерапевтический метод, опирающийся в первую очередь на анализ переноса. И, в конечном итоге, это совокупность теорий, систематизирующих данные, полученные путем психоаналитического исследования и лечения. Эти теории описывают функционирование психики человека во всех ее проявлениях и являются основой психоаналитического мировоззрения. Такое понимание не противопоставляет так называемую нормальную психику и психику психически больного человека. Как заметил Фрейд, ему не удалось обнаружить у своих пациентов, в том числе тяжело больных людей никаких фантазий, которые он не наблюдал бы в снах, в бессознательных фантазиях здоровых людей.
На протяжении более ста лет не изменились основные положения психоанализа о ведущей роли бессознательного в психической жизни и страдании человека, основа психоаналитического понимания - метапсихология - и ее три кита: топическая, динамическая и экономическая составляющие для описания деятельности психического аппарата; понимание необходимости жесткого сеттинга, то есть постоянства условленных договоренностей, например, места, длительности сеанса, частоты сеансов в неделю; роль переноса в аналитическом процессе и другие базовые моменты.
В то же время, психоаналитическая теория и техника постоянно меняются в соответствии с новым пониманием, появлением новых форм душевного страдания, проблем, симптомов. Эти изменения, а точнее, развитие психоаналитического понимания можно видеть и на всем протяжении творчества Фрейда. Так, например, в начале своей практики он был потрясен частотой, с которой его пациентки рассказывают ему о фактах сексуального злоупотребления ими в детстве, что привело к постановке реального травматизма во главу угла невротической патологии. Потом, однако, он понял, что большинство из этих рассказов являются плодом воображения пациенток, отражением их бессознательных фантазий и желаний. Важно при этом, что оба понимания не исключают друг друга, а настоящее понимание должно строиться на всей совокупности опыта, как фактического, так и фантазматического. Менялось и представление Фрейда о строении психического аппарата: деление инстанций на бессознательное, предсознательное и сознательное заменилось впоследствии на Оно, Я и Сверх-Я. Частично эти инстанции выходят из предыдущего деления, а частично отражают новые. Весьма значительные открытия психоаналитической теории и служат для описания целого ряда патологий, которые раньше считались невозможными для психоаналитического лечения.
Говоря о более поздних изменениях, можно отметить изменение отношения и оценки такого феномена, как контрперенос – совокупность эмоций, переживаний, возникающих у аналитика по отношению к пациенту. Фрейд считал это явление тормозом в работе и рекомендовал всячески стараться избавляться от его проявлений. Действительно, явления контрпереноса могут быть отражением недостаточной собственной проанализированности аналитика. Но на протяжении последних десятилетий стало очевидным, что работа со своими чувствами во время сеанса, по отношению к конкретному пациенту дают ключ к пониманию тяжелой патологии, сформировавшейся очень рано, еще на этапе, когда ребенок не владел речью. Таким образом, его травматизм не проявляет себя в словах, он ищет другие способы выражения, которые аналитик должен уметь уловить и работать с этим.
Согласно международным критериям, признанным Международной Психоаналитической ассоциацией (IPA), психоаналитиком может стать врач-психиатр или клинический психолог, имеющий опыт клинической работы, то есть психоаналитическое образование является следующим этапом, после уже завершенного высшего медицинского или психологического. Психоаналитическое образование проходит в рамках психоаналитических Институтов, как в западных странах, или в рамках Учебной группы, прообразе будущего Института, действующего под надзором Международного Комитета, как это происходит в странах Восточной Европы и России, где психоаналитическая традиция была надолго прервана. Психоаналитики в этих странах стали появляться в последние 10-15 лет, это люди, которые получили аналитическое образование на Западе. В настоящее время в России нет психоаналитических Институтов, признанных Международной Психоаналитической Ассоциацией.
Психоаналитическое образование происходит не привычным образом, когда студенты ходят на лекции, а потом сдают экзамены и получают диплом. Оно протекает параллельно с практической работой психологом или психиатром и включает в себя прохождение личного анализа в течение не менее 4х лет, работу с пациентами под наблюдением тренинг-аналитика в течение не менее двух лет и посещение теоретических и клинических семинаров. По прохождении этапов образования, будущий аналитик проходит ряд интервью, на которых оценивается его личностная, профессиональная зрелость, и в итоге присваивается статус международно признанного психоаналитика.
Прохождение всех этих этапов необходимо для практической работы психоаналитиком. Если Вы хотите стать психоаналитиком, то прежде чем поступать в какой-либо психоаналитический Институт, сулящий вам диплом психоаналитика, прежде чем идти в анализ к кому бы то ни было, соберите возможно более полную информацию о ситуации с психоаналитическим образованием в России.
Совершенно определенно навредить может человек, называющий себя психоаналитиком, но им не являющийся и особенно, если сам он не прошел обучающий анализ.
Психоанализ призван облегчать страдания, но путь этот лежит через осознание многих вещей, которые раньше были скрыты от человека, а это осознание, переживание может быть само по себе достаточно болезненным. Но эта боль переживается в безопасных рамках терапии, при поддержке аналитика и является путем к глубоким изменениям.
Понятно, что болезненные переживания не могут удержать человека в психотерапии и психоанализе, а удерживает все-таки удовольствие от понимания, удовольствие от того нового, что появляется в жизни. В любом случае, слишком большое страдание в процессе анализа может сильно навредить человеку.
Очень тяжелым травматизмом является нарушение психоаналитиком границ, психоаналитической этики. В ситуации анализа человек до некоторой степени, а иногда и значительно зависит от аналитика, и если последний дает конкретные советы, рекомендации, что делать, каким-либо образом использует пациента, влияет на него, это говорит о его некомпетентности, нарушении им профессиональной этики и является очень травмирующим для пациента, даже если он этого и не понимает.
Правда, что психоанализ длится довольно долго, обычно не менее 3-4х лет.
Уже в первые недели прохождения психоанализа человек может испытывать значительное облегчение, уменьшение страдания, понимания многих вещей, о которых он и не подозревал. Эти изменения довольно поверхностные и нестойкие.
Настоящее внимание психоаналитика направлено на изменение глубоких структур психики, и это изменение происходит постепенно, через работу с переносом, для установления которого требуется время. Можно сказать, что перенос появляется еще до звонка психоаналитику, в момент принятия этого решения. Но для раскрытия разных его сторон, аспектов нужна база, которой являются доверительные, надежные отношения с аналитиком.
Человек проходит, опираясь на новый опыт отношений с аналитиком, все периоды своей жизни, пережитые травматизмы в конденсированном виде, включая опыт самого раннего детства, чтобы изменить свою историю. Это не является преувеличением, поскольку на наше представление о себе и мире, окружающих людях влияют образы, воспоминания, сохранившиеся в памяти, то есть наша психическая реальность, а она далеко не всегда является отражением физической реальности. Таким образом, изменение психической реальности приводит к изменениям и в реальности физической.
Правила, или сеттинг, действительно являются одной из важнейших составляющих в технике психоанализа. Неизменность кадра терапии, длительности сеанса, постоянства места и времени для каждого пациента, невозможность общения вне сеанса, исключение любого реального контакта обеспечивают необходимую надежность и безопасность, позволяют развернуться психоаналитическому процессу. Эти рамки являются защитой как пациента, так и аналитика, всей аналитической ситуации. Без соблюдения сеттинга, рамок терапии невозможно вообще говорить о психоанализе, например, когда аналитик рассказывает пациенту что-то о себе, дает, дарит пациенту что-то, принимает от него подарки, пользуется его услугами в реальности, не говоря уже о любого вида сексуальном контакте, что является грубейшим нарушением психоаналитической этики и становится причиной исключения аналитика из психоаналитического сообщества.
Бессознательное существует с рождения. Психика, Я формируются с первых моментов жизни, тревоги ребенок также переживает с самого рождения, поэтому вполне возможно говорить о психотерапии для детей с рождения. Естественно, что сначала, где-то до 3-4 лет такая работа проводится в диаде мать-ребенок, с активным участием отца, а после этого возраста проводится индивидуальная психотерапия и даже психоанализ. Разница здесь в основном в частоте сеансов в неделю, психоанализ возможен с частотой 3-4 сеанса в неделю, а реже – это психотерапия. Понятно, что техника детского психоанализа отличается от таковой со взрослыми пациентами, но понимание психоаналитического процесса, влияния бессознательных тревог, конфликтов, фантазий на жизнь, поведение и развитие ребенка такие же. Если со взрослыми инструментом работы является речь, а любые другие действия сводятся к минимуму, то с ребенком исследование его психики осуществляется через речь, игры, рисунки, через эту же активность осуществляются изменения. Сначала эти изменения становятся заметны на сеансах, а потом переходят в реальную жизнь, в отношения с родителями, сверстниками. Психотерапия с ребенком проводится быстрее и эффективнее, чем со взрослым, так как ребенок находится внутри формирующей его среды, он находится в процессе выработки основных моделей психического функционирования, поведения, реагирования на те или иные ситуации, тревоги, и задачей психотерапевта является помочь ему сформировать более адаптивные модели, а также сформировать у него внутреннюю аналитическую функцию, внутренний объект, на который он потом сможет опираться для решения встающих перед ним задач на пути его развития.
Некоторые люди опасаются, что психоанализ может их чего-то лишить, особенно их творческих способностей, вдохновения. Этот страх может быть основан, например, на уже существующей неуверенности в себе, своем таланте, своей ценности, в том числе как творца, на страхе, что «кто-то» может отнять то ценное, чем человек обладает, а это может быть связано с неуверенностью в своем праве обладать чем-то хорошим, ценным, творить. В таком случае психоанализ может помочь избавиться от этих страхов и опасений, он призван научить человека пользоваться тем, что у него есть, не сомневаясь в своих правах, научиться ценить себя и свои творения.
С другой стороны, известно, что очень часто именно страдание является движущей силой многих творений, источником вдохновения, способом выразить свою боль, свои переживания, которые трудно или невозможно выразить иначе, их не с кем разделить. Для некоторых людей их странность, необычность в поведении, в отношениях с другими, их «сумасшедшинка» является источником интереса к ним окружающих, дает некие бонусы, успех, и тогда можно говорить о выгоде, которую получает владелец таких особенностей, и он держится за эти особенности, даже культивирует их. Здесь речь идет о свободе выбора, что для человека ценно, важно в жизни.
Другой пример. Представим талантливого поэта, который всю жизнь просидел в глубоком колодце и все, что он видел – это небо и звезды. Можно предположит, сколько эмоций, страсти, любви, ожиданий, разочарований будет звучать в его стихах, и все они будут посвящены одной теме, небу и звездам. Если же потом он выберется из своего колодца, сначала он будет ослеплен, оглушен тем, что увидит вокруг. Возможно, какое-то время ему понадобиться, чтобы его глаза привыкли к новому миру, но не станут ли богаче его стихи после этого, как и сама его жизнь?
Психоанализ может что-то дать только тем, кто задает себе вопрос почему? и хочет что-то изменить в своей жизни. Если же для человека единственным и безусловным источником любых его неприятностей является кто-то другой, если он настолько привык к своему страданию, что оно для него стало естественной частью жизни, а то и особенным наслаждением, если человек не хочет ничего понимать, а только следовать конкретным инструкциям, рекомендациям, то психоанализ не для него.
В США, Швейцарии и Германии неоднократно проводились статистические исследования по эффективности психоанализа вообще и в сравнении с другими видами психотерапии, в частности, с когнитивной и поведенческой психотерапией. Согласно этим данным, все они показывают значительный эффект уже в первые 3 месяца работы, психоанализ здесь лишь незначительно эффективнее. Затем рост эффекта несколько замедляется при всех видах психотерапии, а вот через 3 года эффективность психоанализа снова значительно возрастает и оставляет далеко позади все другие виды психотерапии.
<<<< >>>>