Психологические аспекты усыновления

Проблемы усыновления
Усыновить ребенка хотят пары, не имеющие детей и имеющие их, одинокие женщины и мужчины. Мотивы этого желания можно разделить на осознаваемые и бессознательные, о которых даже не догадываются люди, их имеющие, но именно вторые являются движущей силой этого желания и они же определяют в дальнейшем характер отношений. Важно поэтому, чтобы усыновители были максимально осведомлены о своих собственных потребностях и желаниях, которые они хотят осуществить, усыновляя чужого ребенка.
Чаще всего сознательным поводом усыновления является невозможность иметь собственного ребенка, в силу бесплодия, возрастных и других ограничений; желание сделать добро; стать нужным, любимым кем-то.
Бессознательные мотивы всегда сугубо индивидуальны, например, заполнить ощущение внутренней пустоты, заменить ребенком потерю любимого человека, осуществить через ребенка свои нарциссические устремления и т.д.
Понятно, что усыновление одним родителем рождает дополнительные трудности, которые предстоит решать обоим, и ребенку, и родителю. Один родитель не сможет играть роль обоих, значит, некий дефицит отцовской или материнской роли будет заложен изначально, хотя, это не значит, что трудности непреодолимы.
Такая пара к моменту принятия решения об усыновлении обычно уже проходит длительный и травматичный опыт многих лет лечения, надежд и разочарований. Ей приходится пережить немало горя: горе по невозможности быть «как все», зачать, выносить, родить, кормить грудью своего собственного ребенка. Часто это горе остается непережитым, и в этом случае оно неизбежно вмешается в отношения с приемным ребенком. Очень важно, чтобы ребенок не был последним шансом быть «как все», лекарством от депрессии, но чтобы ведущим было желание давать, а не брать, использовать.
Является фактом, что иногда, через некоторое время после усыновления, ранее бесплодная женщина беременеет. Это доказывает большое влияние психогенного фактора в бесплодии. Возможно, причиной такого бесплодия был бессознательный страх перед родительством, запрет иметь своего ребенка, а потом, после удачного опыта общения и воспитания чужого ребенка эти запреты и страхи ослабевают. Здесь уже встанет вопрос отношения к обоим детям, вопрос нередко сложный.
Особенно драматичным является случай, когда решение усыновить ребенка возникает в результате потери родного ребенка. Приемный ребенок должен тогда заменить место умершего. Родители не отгоревали свою потерю, они стараются заглушить ее заботой о другом ребенке, который становится заместительным, ему буквально может отводиться роль двойника. Проблема в том, что такое решение не уменьшает горя, которое было просто в состоянии отрицания, заместительный ребенок никогда не заменит утраченного, который, к тому же, все больше и больше будет идеализироваться. Это очень травматичная ситуация для приемного ребенка, так как сам по себе он не существует и не интересует своих приемных родителей, он призван играть роль, соответствовать ожиданиям, в чем он никогда не преуспеет по определению. В итоге, неизбежное разочарование, плохие отношения вплоть до отказа от приемного ребенка, чувство вины у родителей, мощнейший травматизм у ребенка.
Если ребенка усыновляет одинокая женщина, то чаще всего это уже зрелая женщина, со сложившейся карьерой, достаточным уровнем благосостояния. Желания, которые она осуществляет, усыновляя ребенка - это быть нужной, любимой, значимой, а нередко заполнить внутреннюю пустоту. Обычно в ее окружении есть мужчины, которые могут играть важную роль в формировании личности ребенка, но все же, это влияние не так велико, она остается полноправной «хозяйкой» положения. Кроме того, женщина может переоценивать свои физические и эмоциональные возможности, и ей часто не с кем разделить свои трудности. Ребенок становится для нее очень важным объектом, который играет многочисленные роли: ребенка, друга, доверенное лицо, а это слишком большой груз для него. Ребенок может быть призван облегчить ее депрессию, которая неизбежно усилится, когда он повзрослеет и захочет отделиться. Для ребенка же иметь только одного родителя – это дополнительный страх его потерять, ведь больше у него никого нет, опереться будет не на кого.
Усыновление детей мужчинами имеет тенденцию к росту во всем мире, как отражение их борьбы за свои права в вопросах воспитания детей, от которого они были несколько устранены. Речь идет чаще о разведенных мужчинах, а усыновляют они более взрослых детей.
Закон не разрешает усыновлять детей гомосексуальным парам, поэтому, если это происходит, то в обход закона, ребенка берет как бы одинокий родитель. Таким образом, ситуация осложняется с самого начала и для семьи в целом, и для ребенка в частности. Несмотря на опасения общественности, вероятность развития гомосексуальной ориентации у ребенка в этом случае, согласно проведенным статистическим исследованиям в США, не превышает таковой в гетеросексуальных парах. Тем не менее, формирование модели отношений, несомненно, происходит с некоторыми деформациями. Кроме того, чувство собственной маргинальности у приемного ребенка будет значительно усилено, а шансов получить психологическую помощь меньше, поскольку его родители не будут слишком склонны обращаться к психологам, как из нежелания объявлять о своих отношениях, так и из страха негативного к ним отношения, непонимания со стороны специалистов. Такая семья всегда живет достаточно изолированно.
В любом случае нужно совершенно ясно понимать, что усыновление – это не право, а привилегия, которую оказывает людям общество, опираясь при этом на установленные в этом обществе законы.
Речь идет о прописанном в Законе об усыновлении обязательстве всех органов и организаций, имеющих отношение к усыновлению не сообщать никаких данных об усыновлении биологическим родителям, которые от ребенка отказались или лишены родительских прав и другим лицам, но речь не идет о тайне усыновления для ребенка, что очень часто под этим понимают. Ребенок имеет полное право знать всю имеющуюся информацию о своих биологических родителях, так же, как и приемные родители. Мало того, всю эту информацию им следует получить в соответствующих органах.
Вопрос, волнующий всех без исключения приемных родителей: говорить ли ребенку правду, как и когда. Родители должны признать и понять, что их ребенок имеет свою собственную историю, что его жизнь не началась в момент усыновления, что он имеет человеческое право знать свои истоки, свою историю, что является основой его прочного чувства собственной идентичности и самоуважения. Родители опасаются, что правда может ухудшить отношения с ребенком, что связь, недостаточно крепкая, поскольку некровная, может легко порваться. Это напрасные опасения. Только отношения, построенные на правде, могут быть прочными. Нет смысла прятать голову в песок, играть роль «обычной» семьи, отрицать реальный травматизм, пережитый ребенком. Приемная семья – семья особенная, но и она может быть счастливой.
Сохранение факта усыновления в секрете может оправдываться самыми благими намерениями, прежде всего нежеланием травмировать ребенка. Сам же ребенок, чувствуя, что эта тема щекотлива и неприятна для родителей, не будет задавать вопросов, чтобы беречь их спокойствие, быть для них хорошим. Но травма была, это факт, отрицать это, значит отрицать реальность, а, следовательно, застрять в этой травме и потом пожинать ее плоды. Напротив, разговор о ней способствует преодолению горя, его переживанию, что открывает новый путь в развитии. Легче всего было бы постараться утешить ребенка какими-то поверхностными словами, отвлечь его, но не это ему нужно. Гораздо важнее пережить вместе с ним его боль, грусть, страдание.
Переживание горя – одно из ключевых переживаний в приемной семье, которое она должна пройти, чтобы иметь возможность строить хорошие, доверительные, любящие отношения. В этом переживании есть несколько стадий, этапов. Сначала горе отрицается, делается вид, что ничего не было, ни своих собственных разочарований и боли, ни горя брошенного ребенка. Потом отрицание сменяется гневом, отчаянием, за которыми следует понимание и успокоение.
Говорить ребенку правду нужно всегда, даже если он был усыновлен в младенчестве. Говорить правду нужно как можно раньше, не драматизируя ситуацию. Например, одевая, умывая ребенка, сказать: «Какой же у нас замечательный сынок, как мы рады, что ты живешь с нами, что мы тебя усыновили!»
Мне кажется демонстративным следующий пример из жизни. Приемная девочка 4-х лет, знавшая о том, что ее удочерили, однажды перед сном заплакала и сказала маме, что скучает по своей родной маме. Мама ей ответила, что это невозможно, так как родную маму она не может помнить, ее удочерили в 2 месяца. Девочка перестает плакать, но в течение последующих дней ее поведение меняется, она становится капризной, непослушной. Мама задумывается и понимает, что была неправа и решает поговорить с дочерью. Она говорит малышке, что на самом деле обманула ее, была неправа, ведь девочка 9 месяцев прожила в животе у родной мамы и потом еще 2 месяца с ней вместе, поэтому она, конечно, может помнить и скучать по ней. Обе плакали, но на утро поведение девочки стало обычным. Через несколько дней она сказала маме: «Ты знаешь, я теперь совсем не так скучаю, когда думаю о моей родной маме. И я поняла, что это по тебе я скучала, когда была у нее в животе!»
В нашей памяти сохраняются все пережитые нами события, даже если сознательно мы этого не помним. Опыт первых недель и месяцев жизни также остается в памяти, причем эта память не словесная, а телесная, память на уровне ощущений. Психика ребенка строится, начиная с этих телесных ощущений, которым ближайшее окружение постепенно учит ребенка придавать словесную форму, смысл. Если же какая-то часть опыта, особенно травматичного, оказалась вне этой работы по приданию смысла, символизации, то она остается в психике как некое инородное тело и в дальнейшем является причиной непонятного, необъяснимого страдания.
Очень важно говорить с ребенком о его чувствах, пережитых им событиях, чтобы свести к минимуму их травмирующий эффект. В противном случае травматизм останется непроработанным и патогенным, он может весьма драматичным образом повлиять на всю психическую жизнь, развитие. Все непонятное требует объяснения. Если объяснений нет совсем, ребенок их придумает сам, но обычно эти фантазии оказываются гораздо страшнее любой правды, тем более ребенку свойственно причину всех этих событий искать в себе, в своем плохом поведении, своей плохости.
Усыновленный ребенок – это ребенок, переживший самый тяжелый травматизм, это ребенок брошенный. Даже если он потерял родителей в несчастном случае или как-то еще, для него это ситуация брошенности. Любой ребенок, оставшийся без родителей, переживает это как то, что его бросили. Он остался без самого главного, без любви, заботы, реального присутствия родителей, которые до определенного времени являются для него всем миром. Это драма, аналогов которой нет. Но это драма безмолвная, о ней очень мало говорится, ее предпочитают не замечать. Но надо помнить, что эта травма навсегда оставит значительный отпечаток в психике ребенка, он всегда будет более других детей уязвим, чувствителен, склонен к депрессии, трудностям с социальной адаптацией и поведением. Но такому ребенку можно помочь. Главное для него – это присутствие стабильного, любящего, надежного окружения.
Помимо социальной стабильности, сильного желания, других обязательных требований, есть ряд качеств, наличие которых очень важно для родителей, желающих усыновить ребенка:
- важно уметь приспосабливаться к непредвиденным изменениям, ситуациям
- быть достаточно физически активным, здоровым физически и психически
- иметь оптимизм, терпение, чувство юмора
- иметь прочную веру в себя, уметь противостоять мнению окружающих
- уметь контролировать гнев, импульсивность
- физически быть готовым кормить, прикасаться, заботиться, ласкать ребенка, который вышел из чужой утробы, с другой кожей и волосами
- быть способным жить под взглядом других и помочь ребенку тоже жить под этим взглядом
- уметь любить и давать, но и уметь заботиться о себе
- иметь глубокое, личное желание стать родителем
- иметь желание учить ребенка, но и учиться у него
- иметь позитивный взгляд на различия
- уметь быть нежным, мягким, но и твердым в родительской роли
- быть открытым к разговору с ребенком о его происхождении
- уметь успокаивать стресс
- знать свои сильные и слабые стороны, уметь их назвать и пошутить над ними
- знать этапы нормального психологического развития ребенка
- хорошо понимать эмоции, связанные с горем
После периода эйфории наступает период отрезвления, когда родители и ребенок сталкиваются лицом к лицу с реальностью. А реальность, помимо хороших моментов, имеет и некоторые неожиданные стороны. Оказывается, этот ребенок, казавшийся таким ангелом, воплощением всех ожиданий родителей, является не просто обычным ребенком, но и ребенком со своими особенностями, проблемами, которые требуют понимания, принятия, помощи. Оказывается, быть родителем – это не только праздник, а по большей части будни со своими требованиями, обязанностями, сложностями, с которыми надо постоянно справляться.
Парадоксально, но помимо большого чувства благодарности, которое испытывает ребенок, он может испытывать также гнев, неприязнь к приемным родителям, у него может быть фантазия, что его «лишили» родных родителей, «отняли» у них, что его «купили». Кроме того, на приемных родителей переносится гнев, относящийся к родным, к тем, кто его покинул, но они далеко, им ничего уже не скажешь, зато рядом есть приемные родители, которые, к тому же, испытывают огромную жалость и даже бессознательное чувство вины перед этим ребенком, они готовы многое стерпеть от него. Чувство вины у родителей может быть связано, помимо прочего, с испытываемым ими раздражением, которое они нередко не смеют выразить, но которое может проявиться в скрытой агрессии, в неприятии ребенка. Правда состоит в том, что у приемных родителей могут возникать любые чувства по отношению к ребенку и гораздо лучше пытаться их понять, чем не замечать, но отреагировать в реальности.
Брошенный ребенок имеет очень глубинное недоверие к окружающему миру, он считает себя плохим и недостойным любви, поэтому он будет всячески испытывать свое новое окружение, проверять на прочность их любовь. Он будет провоцировать плохое отношение, наказания. Здесь очень важно понимать внутренние причины иногда ужасного поведения, чтобы помочь ребенку и себе.
В подростковом возрасте перед каждым ребенком встают вопросы: кто я? Откуда я? Какой я? На кого я похож? Понятно, что у приемного ребенка эти вопросы встают с особенной остротой и могут стать причиной значительного страдания и, как следствие, проблем во взаимоотношениях, в поведении. Серьезному испытанию подвергнется доверие и любовь в семье. Чем больше было недосказанности, обмана в отношениях, тем глубже будет кризис. Если же, напротив, родители были честными с ребенком и в отношении его истории, и в отношении чувств, тем легче пройдет этот период, доверие и уважение не будут подорваны.
Приемных родителей очень волнует вопрос наследственности, ее негативного влияния на развитие, характер ребенка. Тем не менее, роль генетических факторов слишком переоценивается, а вот роль психологических факторов недооценивается. Недооценивается роль психологической травмы, пережитой ребенком, оставшимся без родителей или никогда их не знавшим, недооценивается травмирующая роль отсутствия хорошей заботы, любви в первые дни, недели, месяцы жизни, недооценивается травматизм жизни в приюте, детском доме, недооценивается влияние душевного страдания на развитие как психическое, так и физическое ребенка.
Есть тенденция любые проявления «дурного» характера и поведения относить на счет «плохой генетики», но характер и поведение гораздо больше определяются именно психологическими факторами, влиянием реального окружения, и именно на эти факторы можно влиять психотерапевтическим вмешательством.
Ребенок имеет право знать свою историю, знать своих биологических родителей, если он того пожелает. Не оправданы опасения родителей, что ребенок будет больше любить своих биологических родителей. Нет, ребенок любит тех, кто любит его и заботится о нем. Обычно встретиться с биологическими родителями хотят более взрослые дети, подростки, взрослые, чтобы что-то понять о себе, о своей судьбе, может быть, чтобы понять, что и почему произошло, высказать все, что они чувствуют и думают.
Вот пример молодой женщины, решившей встретиться со своей биологической матерью. Эта женщина была оставлена в роддоме, а в возрасте нескольких недель ее удочерила семья. С самого раннего возраста ее мучает один и тот же кошмар, который она хочет понять: она одна, стоит около магазина, или около школы или где-то еще и ждет. Она не знает, кого и почему она ждет, но ждет, ждет, но никто не приходит. Итак, женщина встречается со своей биологической матерью, которая со слезами рассказывает ей свою историю, как она родила в возрасте 18 лет, без мужа, что жила в деревне, у нее не было работы, денег и возможностей растить дочь, поэтому она решила, что для девочки будет лучше, если кто-то другой будет ее воспитывать. Она оставила ее, но в течение 4-х недель мать приезжала к девочке и персонал разрешал ей брать малышку на руки, общаться с ней. Уходя, мать всегда обещала дочке, что приедет в следующие выходные. Но однажды она не смогла приехать, а когда приехала, девочку уже забрали… А девочка ждала всю жизнь и не понимала, кого и почему она ждет.
Помощь специалистов совершенно необходима как перед усыновлением, так и в первое время после, а потом периодически на протяжении длительного времени. Эта помощь направлена на то, чтобы родители, решившие усыновить ребенка, имели достаточное понимание своих сознательных и бессознательных мотивов этого чрезвычайно ответственного решения, чтобы уменьшить количество разочарований, неоправданных надежд. Психологи, психотерапевты, социальные работники обладают необходимой информацией и знаниями о правовых и социальных аспектах усыновления, особенностях психологии нормального ребенка и ребенка с особенностями развития, могут помочь быть достаточно подготовленными к этой новой, непростой, но насыщенной, интересной жизни. Приемные родители должны иметь представления о переживаниях брошенного ребенка, ребенка, пережившего горе и быть готовыми помогать ему это преодолевать.
Помощь необходима ребенку для уменьшения негативного влияния пережитых им травм, для его лучшей адаптации к новой жизни, для решения возникающих проблем, которые неизбежны.
Периодические консультации у психотерапевта помогут строить хорошие, удовлетворяющие всех отношения, чувствовать себя достаточно хорошими родителями и детьми.
<<<< >>>>